РУС     ENG

 
 

О заводе
Новости
Продукция
Где купить
Магазин
Награды
Пресса
Фотогалерея
Коллектив
Интересное
Конкурс
Вопрос-Ответ
Скидка
Контакты
Как вам новая продукция «KING ALMAZ» (КОРОЛЕВСКИЙ АЛМАЗ)???
Смотрится очень солидно, но Я не могу позволить себе купить такой дорогой напиток  
Мне не нравится  
Дизайн потрясающий! Осталось попробовать на вкус!  

Архив голосований

 

интересное

Версия для печати

  • Советы для банкета
  • Анисовая водка
  • Хинная водка. России сердце не забудет…
  • Водка. Употреблять, а не пить!
  • Сырье для водки или почему водка пахнет русским духом.
  • Водка и закуска
  • Водки стран мира
  • Советские водки
  • Алкогольная энциклопедия

  • Вехи в истории русской водки

    Историю русской водки следует, видимо, начать со второй половины XIV столетия, когда в 1386 году генуэзское посольство впервые привезло виноградный спирт, названный aqua vitae, в Москву и продемонстрировало его великому князю, боярам и иностранным аптекарям.
    Этот факт интересен прежде всего тем, что является первым документальным свидетельством о знакомстве наших предков со спиртом.
    Вторая половина XV века явилась исключительным периодом в развитии Московского централизованного государства. Значительно укрепилась его экономика. Сельское хозяйство перешло на новую, более прогрессивную систему землевладения - трехполье, что вызвало резкое увеличение производства хлеба. В итоге этот период оказался для России временем определенного достатка и благополучия. Таким образом, без сомнения, период 40-70-х годов XV века, когда было достигнуто резкое увеличение излишков хлеба в результате повышения урожайности, следует считать временем возникновения винокурения. Именно так считает известный исследователь этого вопроса В. В. Похлебкин, доказав путем кропотливых поисков, что в период с 1448 по 1478 год зарождается русское винокурение, изобретается технология выгона хлебного спирта из местного сырья. Это подтверждается и тем, что в 1472-1478 годах Иоанн III установил государственную монополию на производство и продажу хлебного вина, а также других алкогольных напитков (мед, пиво).
    1533 - памятный год в истории русского винокурения. Именно тогда в Москве был открыт первый «царев кабак», а торговля водкой сосредоточилась в руках царских чиновников. Дальше - больше. К концу века во всех областях России водка продавалась только в царских кабачках. Согласно царскому указу, заниматься этим вменялось так называемым кабацким головам и их помощникам. Будучи лицами выборными, они тем не менее должны были строго осуществлять государственную питейную политику. Итогом деятельности кабацких голов явился пышный расцвет воровства, пьянства, злоупотреблений, что привело в 1648 году к бунтам в Москве и других городах. Они вошли в историю как «кабацкие бунты» и были жестоко подавлены. Однако царю Алексею Михайловичу пришлось срочно созвать Земской собор, главным вопросом которого явилось реформирование продажи водки. Но половинчатые меры не могли серьезно улучшить состояние питейного дела. Пьянство в России XVII века достигло значительных масштабов, усиливая нищету и разорение народа.
    В начале XVIII века молодому царю Петру I пришлось вести тяжелую Северную войну, испытывая острейшую нехватку средств. Одним из источников пополнения казны явилась откупная система, которая всегда выручала государство в тяжелые времена.
    Выдавая откупа, Петр получал большие деньги, столь необходимые для ведения войны и строительства флота. Естественно, откупная система являлась чрезвычайной, исключительной мерой и не могла существовать долго.
    С введением свободы винокурения откупная система была отменена. Теперь винокуры облагались специальным налогом, который определялся сначала, исходя из патентной мощности предприятия, а затем - из количества произведенного сырья.
    Середина XVIII века по праву считается вершиной в развитии русского винокурения. Этот «золотой» период в истории русской водки начался 31 марта 1755 года, когда Екатерина II своим указом определила винокурение как исключительную привилегию дворян, освободив их при этом от всякого налогообложения. Объемы дворянского винокурения устанавливались строго в соответствии с занимаемым рангом: титулованное дворянство могло производить водки больше, чем мелкопоместное. Другие сословия не имели права изготовлять водку и должны были покупать ее у государства. Интересно, что дворянское и казенное винокурение не мешали, а как бы дополняли друг друга.
    Во второй половине XVIII века появилось множество сортов водки. Каждый помещик-производитель считал важным для себя иметь собственную марку этого напитка. Водками тогда назывались, как правило, ароматизированные напитки с использованием различных растительных компонентов: трав, ягод и фруктов.
    Водки домашнего производства отличались высочайшим качеством, которое достигалось не только путем четверной перегонки, но и особыми, не промышленными способами очистки с использованием естественных животных белков-коагулянтов (молоко, яичные белки).
    В 1781 году Екатериной II были созданы новые специальные органы - питейные палаты. Их задачей являлась заготовка водки. Причем ее можно было закупать как на казенных заводах, так и на частных.
    К концу века злоупотребления при заготовке водки свели на нет ее закупку на казенных заводах, в то время как откуп стал преобладающей системой.
    Источник неожиданного обогащения для купечества, захватившего в свои руки водочные откупа, эта откупная система в то же время была чрезвычайно разорительной для казны. Государство вынуждено было снова ввести и стране водочную монополию, хотя и неполную: розничная торговля водкой оставалась в частных руках (см. Похлебкин В. В. «История водки»).
    В начале XIX века русская водка оказалась завезенной во Францию. После поражения Наполеона и вступления русских войск в Париж в 1814 году водка появилась в ресторане «Вери», снятом российским правительством для питания генералов и офицеров армии. Так водка оказалась доступной и французской аристократии - завсегдатаям ресторана, которые оценили ее по достоинству.
    В 1868 году новый царь Николай I отменил государственную монополию на водку, что привело к недобору налогов государством, но было чрезвычайно выгодно дворянству и купечеству. Вновь, как и при Екатерине II, широкое распространение получило домашнее изготовление водки.
    В зажиточных домах угощать водкой промышленного изготовления считалось дурным тоном. Существовало мнение (и это действительно было так), что изготовленная в домашних условиях водка несравнима с водкой промышленного изготовления по вкусу и запаху.
    О множестве бывших в обиходе сортов и видов домашних водок хорошо говорит русская классическая литература. «... Кучер вечно перегонял в медном лембике водку на персиковые листья, на черемуховый цвет, золототысячник, на вишневые косточки...» - находим мы у Н. В. Гоголя.
    «...А для легкости прохода в нутро каждый блин поливается разнообразными водками сорока сортов и сорока настоев. Тут и классическая, на смородинных почках, благоухающая садом, и тминная, и полынная, и анисовая, и немецкий доппель-кюммель, и всеисцеляющий зверобой, и зубровка, настойка на березовых почках, и на тополевых, и лимонная, и перцовка и всех не перечислишь...» - пишет о русских домашних водках А. И. Куприн.
    Русские дворяне-винокуры строго следили за тем, чтобы гнать водку как можно чище и медленнее. Они старались перегонять бражку только на половину ее объема. Это относилось не только к первой, но и ко всем последующим перегонкам.
    Со второй половины XIX века российское правительство начало постепенно внедрять сначала акцизно-откупную систему, при которой государство монопольно производило водку и продавало ее откупщикам по твердой цене, а затем акцизную.
    Получив свободу, производители вскоре заполнили рынок дешевыми алкогольными напитками, так называемыми «водками для народа», суррогатами водок из другого, например картофельного, сырья.
    Россию захлестнуло невиданное прежде явление - повальное и хроническое пьянство низов.
    Слабые попытки правительства выправить положение (замена кабаков трактирами, разрешение на продажу водки на вынос порциями, частичная реформа акцизной системы) не могли сколь-нибудь серьезно оздоровить ситуацию.
    В 60-70-е годы начали основываться и быстро «встали на ноги» многие частные фирмы по производству и торговле хлебным вином-водкой. В то время в России насчитывалось 5160 винных заводов.
    Крупнейшими среди них являлись московская фирма «Вдова М. А. Попова», выпускавшая знаменитую ржаную водку, называвшуюся в народе «Поповка», и нижегородская фирма «А. В. Долгов и К°», изготавливавшая качественную марку «Столовая водка № 30». Более мелкие по объему производства фирмы (петербургские «Бекман», «А. Ф. Штриттер», казанские Вараксина, Александрова и др.) поставляли на рынок водку среднего качества, причем география подобных фирм была достаточно широкой и включала Сибирь и Дальний Восток.
    Самая знаменитая и крупная по объему производства водочная фирма «Торговый дом Петра Смирнова» ведет свое начало из промысла, затеянного в Москве наследниками Алексея Смирнова, прародителя фамилии.
    В 1842 году, десяти лет от роду, его племянник Петр Арсеньевич Смирнов начал служить приказчиком в семейном предприятии «Смирнов с Варварки». Через двадцать лет он стал купцом III гильдии, владельцем самого большого винного склада (так назывались тогда винные заводы) у «Чугунного моста», первым виноторговцем Москвы. В 1886 году он получил звание поставщика Российского Императорского двора. Его предприятие выпускало множество сортов водок, настоек, бальзамов и даже виски. В 1894 году Петр Смирнов преобразовал фирму в паевое Товарищество П. А. Смирнова. Товариществом управляли также один из его братьев и двое из трех старших сыновей (всего у Петра Арсеньевича было 13 детей).
    Введение в 1897 году «винной монополии» серьезно ударило по делу. В следующем году умер сам основатель фирмы.
    В 1902 году старшие сыновья ликвидировали товарищество П. А. Смирнова и в следующем году основали Торговый дом «Петр, Николай и Владимир Петровичи Смирновы, торгующие под фирмой П. А. Смирнова в Москве».
    В 1863 году в Москве была основана водочная фирма Ивана Смирнова, сына Алексея Смирнова, которая составила жестокую конкуренцию фирме Петра Смирнова.
    Следует напомнить, что знаменитая водка «Смирновская», хотя и была чисто хлебной (но не ржаной, как казенная, а пшеничной), не имела почетного звания «очищенная», которого удостаивались высшие сорта казенной водки. Более того, водки обоих «смирновских» фирм были по некоторым показателям низкого качества.
    Помимо низкосортной водки, на рынок поставлялись напитки, не являвшиеся типичными водками из-за особенностей технологии.
    Позже, после введения очередной государственной монополии, их стали называть псевдорусскими водками. К таким напиткам относилась водка Кеглевича, производившаяся по особому рецепту из черной патоки, широко распространенная на юге «кизлярка» (водка князей Эристовых), вырабатывавшаяся из фруктово-ягодного сырья.
    Замечательную живую и впечатляющую картину водочного производства и торговли в России во второй половине 80-начале 90-х годов прошлого столетия дал талантливый русский бытописатель С. Максимов в своем произведении «Куль хлеба». «Вот по пути у реки и винокуренный завод какого-нибудь денежного человека. Встал он здесь именно потому, что кругом много людных базаров, много на эти базары свозится хлебного зерна на продажу; винокуренный завод тем только и живет. Да и как ему жить без хлеба? ...Вино хлебное, или так называемая водка, есть не что иное, как рассиропленный, то есть разбавленный водою, спирт.
    На заводе мы видим большой деревянный чан, огромную квашню, в которую засыпаны мука и солод. Этот чан налит водой, то есть сделано тесто, в которое пущены горячие пары. Это затор - густая и мутная масса, которую рабочие сильно и очень усердно затирают длинными лопатами - месят до того, что солод соединяется с крахмалом муки и крахмал преобразуется в сахар. А так как нужен не сахар, а спирт, то из заторного чана очень горячую массу переводят в другой чан, пристроенный рядом, который пониже и похолоднее. Этот второй чан называется бродильным и бывает кирпичным, а если и деревянным, то обкладывается льдом.
    Когда затор начнет холодеть, то вскоре начинается в нем то же брожение частиц, как и в хлебной опаре. Оно сказывается появлением пузырьков с углекислым газом. Если они исчезли и масса успокоилась, значит, брожение окончилось. Из густой массы делалась жидкость, называемая бражкою. Бражку эту ведут, спуская, в другое место, в медные сосуды или перегонные кубы, вмазанные в печь. Печь снизу топится дровами - бражка нагревается. Нагревшись, она превращается в пары, которые пропускают в новые трубы. Трубы эти проведены сквозь чан с водой, стало быть, холодны; в холоде пары осаждаются, превращаются снова в жидкость, как пары тумана в верхних слоях воздуха - в дождь. Жидкость вытекает на конце труб в новые чаны уже спиртом. В кубе остается гуща, называемая бардою, лучшее вещество для откармливания скота. Разбавленный водой спирт делается водкой, и если перегонка спирта не повторена несколько раз, водка эта - настоящая сивуха, потому что в нее перешло из спирта сивушное масло, пригар, с неприятным запахом и несваримое желудком.
    Кроме хлебных зерен, спирт стали получать... еще из картофеля, вареного или растертого, но во всяком случае смешанного с хлебным солодом. Из сока свекловицы с прибавкою дрожжей получают так называемую пейсаховку, еврейскую водку, любимую евреями нашего Юго- и Северо-Западного края. Пробуют гнать водку, или так и называемое простое вино, из патоки на сахарных заводах, но подобный напиток не нравится любителям водки из простого народа. В последнее время стали гнать водку из того мха, которым на севере питаются олени.
    Затем история известная: водка вылита в бочки, свезена в склады, из складов куплена мелкими торговцами-кабатчиками, разлита в мелкую стеклянную посуду, расставлена по полкам для охотников; продается распивочно и на вынос. Где базар, там таких продаж, или кабаков, питейных домов - что пней в лесу. Всякому кабатчику хорошо, потому что всякий со своим искусством и подходом: один очень ласков и больно знаком, у другого очень весело - продает он вино при музыке. Набираются к нему завсегдатаи, называемые также заседателями: пропившиеся люди, бессовестные, плутоватые. Они тренькают на балалайках, бойки на язык, шутливы и кажутся очень веселыми. К ним присоединяются подчас охотливые захожие мастера играть на скрипках, гитарах, кричать всеми звериными и птичьими голосами и петь всякие песни: и такие, что хватают за сердце и гонят слезы, и такие, что веселят и смешат также до слез и до упаду. Третий кабатчик, при недостатке денег наличных, и «за рукавицы» вино дает, и из платьишка берет под заклад всякое, какое подойдет ему на руку... Опять сказать: в кабаке побывать - людей повидать. И хоть выговорил наш мужичок, что нет питья хуже воды, когда перегонят ее на хлебе, тем не менее - «где кабачок - там и мужичок». Вот почему и шумлив базар, и у редкого посетителя к концу его держится на голове шапка».

    Таким образом, капиталистическое производство, жажда наживы способствовали появлению на российском рынке дешевых сортов водки, в том числе украинской картофельной и свекольной, ставшей «народной». Изготовление чистой, высококачественной водки стало невыгодным для производителей, целиком ориентировавшихся на ее массовую выработку. Все это способствовало распространению в народе самого разнузданного пьянства.
    Здесь надо отметить, что картофельная водка практически не поддается полной очистке от сивушных масел. Вот почему такая водка действует на организм не только более опьяняюще, но и разрушающе, вызывая агрессивность и озлобленность пьющего.
    Обеспокоенное ростом пьянства царское правительство пришло к выводу о необходимости введения в стране централизованного производства и торговли водкой, установления строгого правительственного контроля против всевозможных в этом деле злоупотреблений. За такое решение выступали многие государственные деятели, представители интеллигенции, ученые. Было понятно, что отсутствию элементарной культуры потребления водки у широких народных масс можно противопоставить лишь терпеливую и долгосрочную работу под эгидой государства. Государственным мужам того времени было ясно, что никакими указами и декретами эту проблему не решить. Уменьшению алкоголизма должно было способствовать введение водочной монополии. Будучи глубокой реформой, она разрабатывалась серьезно и всесторонне.
    Ее задачи состояли в том, чтобы передать производство и торговлю водкой в стране из частных рук в государственные, добившись при этом ликвидации подпольного самогоноварения, привить народу культуру потребления водки, поднять качественный стандарт русского алкогольного напитка.
    Специальная комиссия во главе с великим русским химиком Д. И. Менделеевым, вырабатывавшая рекомендации правительству по введению государственной монополии, советовала наряду с достижением высокой химической чистоты продукта, снижающей его вредные последствия для здоровья, всемерно улучшать условия общественного потребления водки, пропагандировать домашнее потребление в достойной человека обстановке, распространять знания о применении водки с разными целями и в разных ситуациях с тем, чтобы научить смотреть на нее как на элемент застолья, а не как на средство, вызывающее сильное опьянение.
    Реформа начала проводиться с 1894 года в несколько этапов, завершившись через 8 лет, в 1902 году.
    Введение четвертой по счету государственной монополии на производство водки, у истоков которой стоял крупнейший политический деятель России министр финансов граф Сергей Юльевич Витте, привело к необходимости строительства казенных водочных заводов. В самом начале века было заложено строительство трехсот пятидесяти казенных винных заводов. Одним из таких заводов был Московский казенный винный склад № 1, впоследствии известный под названием «Кристалл».
    Итак, государственная водочная монополия преследовала благие цели, но действовала она недолго - менее десяти лет. Только после первой русской революции 1905-1906 годов водочная монополия стала осуществляться в полном объеме и по всей стране.
    Введение в конце ХIХ - начале XX века водочной монополии совпало по времени с окончательным определением характера водки как русского национального крепкого алкогольного напитка. Это стало возможным благодаря трудам великого русского химика Д. И. Менделеева. О нем в свое время ходило немало всевозможных слухов и домыслов. Одни, например, говорили, что именно Дмитрий Иванович открыл секрет приготовления русской водки, прославившейся на весь мир своим исключительным вкусом. Другие утверждали, что Менделеев изготовлял поддельные французские вина для известного владельца магазинов Елисеева... Все эти измышления были построены только на одном действительном факте: докторская диссертация Дмитрия Ивановича называлась «О соединении спирта с водою». В течение полутора лет он вел поиски идеального соотношения объема и веса частей спирта и воды в водке, провел смешение различных проб веса воды и спирта, что было весьма сложно и трудоемко.
    Определение оптимального соотношения объема и веса спирта и воды в водке долгое время являлось «крепким орешком» для исследователей. Дело в том, что спирт при соединении с водой сжимает всю смесь. Купажирование, к примеру, литра спирта с литром воды никогда не дает в итоге два литра смеси.
    Открыв это явление, ученый вывел формулу, которая содержала 30 членов и занимала 5 строчек. Он считал ее одной из простейших, хотя данные, полученные из этой «простейшей» формулы, по точности превзошли цифры в исследованиях всех менделеевских предшественников. Это сразу же было оценено питейными ведомствами. Измерения Дмитрия Ивановича были взяты в основу алкоголометрии сначала в Голландии, потом в Германии, Австрии и России. Спиртометрические таблицы для количественного определения спирта, разработанные Д. И. Менделеевым, используются до настоящего времени. Однако, помимо практической ценности диссертации, гораздо большую ценность представлял теоретический результат: было установлено, что наибольшее сжатие смеси происходит при взаимном растворений в весовом соотношении 45,88 процента безводного спирта с 54,12 процента воды. Это означает, что если на каждую молекулу спирта в растворе приходится три молекулы воды, то объем смеси становится минимальным, следовательно, удельный вес ее достигает максимума.
    Д. И. Менделеев доказал, что идеальное содержание спирта в водке - 40% об. Оно практически не может быть получено при смешивании воды и спирта объемами, а только при смешении точных весовых соотношений алкоголя и воды.
    После исследований Д. И. Менделеева московской стала считаться лишь такая водка, которая, помимо других характеристик, была разведена водой по весу точно до 40°. Эта рекомендация великого химика была в 1894 году запатентована правительством России как русская национальная водка - Московская особая.
    При употреблении 40-градусной водки выделяется наибольшее количество пепла, а напиток получается наиболее однородным. К тому же 40-градусная водка не обжигает пищевод.
    Положительным моментом водочной монополии явились успехи в борьбе с употреблением народом различных водочных «эрзацев». В конце XIX века, в момент, когда государственное винокурение еще не набрало силу, излюбленным средством русского народа становится так называемый «киндербальзам» или «подъемные капли», представляющие собой спиртовой раствор лавандового, мускатного, лимонного, гвоздичного, укропного, мелиссного и других масел. Этот медицинский препарат крестьяне использовали в качестве спиртового напитка. Потребление его приводило к крайне тяжелым последствиям.
    В большом ходу были и так называемые Гофманские капли - «ликвора», представлявшие собой смесь двух частей 90-процентного спирта и одной части серного эфира. Злоупотребление настолько укоренилось в народе, что медицинский совет счел необходимым запретить свободную (без рецепта) продажу этого средства в аптеках.
    Появление дешевой государственной водки сделало бессмысленным употребление народом различных спиртовых растворов.
    Водочная монополия значительно укрепила государственный бюджет. В начале XX века в России более трети годового дохода государства составляла выручка от торговли водкой. В стране насчитывалось около миллиона кабаков, трактиров и других питейных заведений. С 1905 по 1912 годы было продано 440 миллионов ведер сорокаградусной водки. За эти годы от ее продажи получено прибыли 185 миллионов рублей, а от эксплуатации железных дорог - только 160 миллионов рублей. Потребление водки на душу населения неуклонно росло и составило по годам, в литрах:
    1891-1895 гг. - 4,3;
    1896-1900 гг. - 5,0;
    1901-1905 гг. - 5,23;
    1906-1910 гг. - 6,09.
    Считалось, что спиртное полезно для организма и нужно бороться только против пьянства, поощряя тем не менее потребление спиртного. Царский министр финансов говорил, что «требование полной трезвости противоречит общепринятому мнению о пользе умеренного потребления горячительных напитков».
    Вступив в первую мировую войну, правительство России вынуждено было сразу же издать постановление о прекращении продажи водки населению. Все .400 спиртовых заводов России стали производить лиловый спирт для нужд фронта и медицинских целей.
    Декретами советского правительства в декабре 1917 года и июле 1918 года был продлен запрет на торговлю водкой на время революции и гражданской войны. Алкогольные напитки считались врагами революции. Значение борьбы с пьянством в первые дни и недели революции, фактора трезвости пролетарского, красногвардейского авангарда оценивалось очень высоко. Введение одной из первых в советское время антиалкогольных брошюр заканчивалось словами: «Под знаменем воздержания от алкоголя народилась и должна укрепляться коммунистическая рабоче-крестьянская Россия». В агитке Демьян Бедный говорит:
    «Аль ты не видел приказов на стене -
    О пьяницах и о вине?
    Вино выливать велено,
    А пьяных - сколько не будет увидено,
    Столько и будет расстреляно»
    .
    После окончания гражданской войны в январе 1924 года вступило в силу известное совместное постановление ЦИК СССР и СНК СССР о возобновлении производства и торговли спиртными напитками в СССР, а в октябре 1925 года началась повсеместная продажа водки населению.
    Вплоть до начала Великой Отечественной войны в СССР проводилась большая работа по совершенствованию водочной технологии, использованию достижений науки, получению высококачественного продукта.
    В годы войны производство водки не было прекращено, хотя и сократилось в пять раз. С 1 сентября 1941 года на фронте была введена практика выдачи военнослужащим по 100 г водки на человека в сутки. В послевоенные годы были сделаны новые шаги по повышению качества русской водки. Как итог русская водка «Московская особая» в 1953 году на международной выставке в Берне была удостоена золотой медали. Появление на международном рынке новой марки «Столичная», автором которой был широко известный спиртовик В. Г. Свирида, еще больше поддержало мировую престижность русской водки.
    Совершенные производственные схемы, использование исключительно натурального растительного сырья, отсутствие синтетических веществ, тщательность и точность соблюдения стандартов - все это легло в основу высоких вкусовых качеств русского крепкого алкогольного напитка.
    В 1967 году согласно новому стандарту на ректификованный спирт нормы содержания примесей были значительно ужесточены.
    Новым этапом в совершенствовании водочного производства явились 1970-1971 годы. Именно в этот период были разработаны рецепты новых марок водок – «Посольская» и «Сибирская».
    В конце 70-х годов СССР столкнулся с серьезной проблемой: острой необходимостью защиты своего приоритета и изобретении водки.
    Казалось бы, вопрос совершенно ясен: приоритет России в изобретении водки неоспорим. Однако иногда даже очевидное требует бесспорных доказательств. Для подтверждения своего приоритета нашей стране пришлось выдержать серьезную борьбу с рядом иностранных фирм.
    Водочные фирмы русских эмигрантов («Пьер Смирнофф», «Эрнстов», «Горбачев», «Кеглевич» и другие) появились в США и в Западной Европе в 1918-1921 годах. Их деятельность основана на западноевропейской и американской технологии и аппаратуре. Они выпускают дистиллированный напиток в красивой упаковке. Тем не менее, этот напиток лишен типичных качеств и свойств русской водки.
    Таким образом, это вообще не водка, а псевдоводка, так как и по сырью, и по технологии, и по другим данным она резко отличается от настоящей водки.
    Бесспорно прав В. В. Похлебкин, утверждая, что чисто биологические и географические причины не дают возможности воспроизвести русскую водку где-то за пределами России. Точно так же, как невозможно воспроизвести шотландское виски за пределами Шотландии.
    Тем не менее ряд отечественных водочных марок был подвергнут бойкоту. Американские фирмы попытались лишить СССР возможности рекламировать и продавать водку, поставили цель завладеть правом использовать такое наименование только для своего товара. Они утверждали, что якобы начали производить водку раньше, чем в Советском Союзе.
    Притязания конкурентов были признаны безосновательными. Приоритет в «изобретении» водки остался за Россией, которая еще по царскому Указу 1721 года выдавала своим солдатам в качестве довольствия по две кружки водки в день, а в 80-х годах прошлого столетия вывозила за рубеж до 7 млн. ведер (ведро - 12,3 литра) водочного спирта в год.
    Если с претензиями западноевропейских, американских фирм, которые не могли представить убедительные данные, подтверждающие дату первоначального изобретения водки на их территории, Удалось справиться сравнительно легко, то с притязаниями Польши дело обстояло значительно сложнее. В 1978 году руководители государственной водочной монополии ПНР попытались доказать, что на территории бывших королевства Польского, Великого герцогства Литовского и Речи Посполитой, включая Украину с Запорожской Сечью, водка была изобретена раньше, чем в России, на основании чего право продавать на внешних рынках свой товар под названием «водка» должна была получить лишь Польша. Что же касается российских марок водок, то, по мнению поляков, они теряли право называться водками.
    Исследование В. В. Похлебкина «История водки» позволило ответить на вопрос о периоде, когда и где она возникла, доказало, что «горзалка» (gorzalka -первоначальное название водки в Польше) была создана не раньше 1540-х годов, то есть гораздо позже, чем в России.
    В 1982 году решением международного арбитража за СССР был окончательно закреплен приоритет создания водки как русского оригинального алкогольного напитка. Только СССР получил право на ее рекламу под этим наименованием на мировом рынке, был признан также экспортно-рекламный лозунг русской водки «Only vodka from Russia is genuine Russia vodka» («Только водка из России - настоящая русская водка).
    Книга В. В. Похлебкина - веха в истории русской водки. Ее значение состоит не только в том, что автор установил время появление напитка и помог защитить приоритет России, но также и в том, что он впервые исследовал и рассмотрел многогранный вопрос о роли водки в жизни российского государства и общества.
    Начиная с середины 60-х годов экспорт водки являлся довольно стабильной и крупной статьей валютных поступлений СССР. Однако после того, как различные сорта русской водки, прежде всего Столичная и Московская, стали выпускаться практически на всех ликероводочных заводах страны, экспорт водки подвергся серьезным испытаниям. Тем не менее авторитет водки на мировом рынке не пострадал, так как тогда существовала система государственной монополии. Водкой за границей торговало Всесоюзное объединение «Союзплодимпорт» Министерства внешней торговли СССР, на территории страны были зарегистрированы 12 товарных знаков водок: Столичная, Московская, Русская, Старка, Юбилейная, Кубанская, Зубровка, Охотничья, Перцовка, Лимонная, Столовая, Крепкая. В соответствии с требованиями Парижской конвенции и Мадридского соглашения стала возможна их реализация за границей.
    В настоящее время объединение, теперь уже российское, «Союзплодимпорт» владеет 250 регистрациями на русские водки на наиболее емких рынках сбыта в 80 странах.
    Столичная и Московская уже не первый год занимают место в десятке самых распространенных в мире водок. Это позволило «Союзплодимпорту» довести экспорт до 3,4 млн. дкл в год стоимостью на 42,7 млн. долл. В последние годы русский товар в иерархии импортных водок стал лидером в ФРГ и Греции, занял второе место на рынке США. Товарные знаки российских водок защищены Парижской конвенцией по охране промышленной собственности. Это обеспечивает России объективные перспективы дальнейшего наращивания экспорта товара.
    Наступили 90-е годы, настало время печально знаменитой «перестройки». Одним из первейших крупных мероприятий этого периода явился небезызвестный указ «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма», вышедший 15 мая 1985 года. Результатом его явился демонтаж ряда ликероводочных заводов, а также их переоборудование в предприятия безалкогольных напитков.
    Данное решение было принято без должной исторической и экономической проработки. Оно поставило отечественную спиртоводочную промышленность в тяжелое положение, нанесло ей огромный материальный урон. В конечном итоге постановление вызвало широкое недовольство народа, возникновение очередей за водкой, всплеск самогоноварения, смертность от употребления различных суррогатов, значительный рост спекуляции водкой и т. д.
    Лишь через несколько лет, в 1990 году, это постановление было признано ошибочным. Начался трудный процесс восстановления разоренного спиртоводочного производства. По данным Госкомстата, производство отечественной водки составило, в миллионах декалитров:
    1990г.- 137,5;
    1991 г.- 154,6;
    1992 г. - 155,8;
    1994г.-100.
    Что составляет порядка 10 литров алкоголя на душу населения в год.
    Процесс восстановления прежних мощностей производства продолжается, и делается все, чтобы исторически достигнутые оригинальность, высокое качество и своеобразные свойства русской водки были сохранены неизменными как определенная культурно-историческая ценность в области быта и русского национального застолья.
    Не успела русская водка пережить одну неприятность, как тут же последовала другая.
    7 июня 1992 года Президентом России Б. Н. Ельциным был издан Указ, отменявший государственную монополию на водку. Таким образом, длившаяся 68 с половиной лет и доказавшая свою эффективность первая советская монополия на водку была упразднена. С середины 1992 года в России любой и каждый мог производить, закупать за границей, торговать водкой на основе специального разрешения, выдаваемого органами исполнительной власти, т.е. на основе лицензии.
    Как итог сразу же на внутреннем российском рынке появилось большое количество низкопробного, некачественного, фальсифицированного, нестандартного крепкого алкогольного напитка типа «водка».
    Российский рынок захлестнул поток иностранных псевдоводок, бурно распространилось самогоноварение, снизилась доля водок, имеющих государственные гарантии качества. Резко возросла стоимость российской водки, ухудшилось финансовое положение государства, произошел разнобой в ценах на водку в различных регионах страны. Большинство ликероводочных заводов оказалось на грани банкротства.
    Не менее пагубно сказалась отмена государственной монополии на экспорте русской водки. Бесконтрольное производство недоброкачественной, а то и поддельной водки под всемирно известными знаками, экспорт фальшивой продукции на рынок СНГ и в «дальнее» зарубежье ведут к существенным издержкам для российской экономики и самого престижа России, несущей моральную ответственность перед покупателями всего мира за товары, которые издавна связываются с ее именем.
    Тем не менее истинные русские водки Московская и Столичная все еще пользуются высокой репутацией в Европе, Америке, в Японии. Они так же престижны, как икра, меха и бриллианты «русской огранки». Не случайно мировая номинальная стоимость этих торговых марок оценивается западными экспертами в 400 млн. долл.
    Но опасность для русской водки на международном рынке грозит не только с этой стороны.
    На Западе, помимо наличия огромного количества собственных производителей крепкого алкогольных напитков типа «водка», существует хорошо налаженное производство фальшивых водок под этикетками популярных российских водок. За последние годы только в Греции российская фирма «Винэкспорт» ежегодно ведет и выигрывает до 20 судебных процессов против фальшивопроизводителей из Чехии и Болгарии, которые под маркой российской Столичной поставляют на Запад поддельную водку крайне низкого качества.
    Русская водка - валютный товар России. Владельцем ее торговых марок должно быть только государство, которое в данном случае вправе разрешить использование этих марок предприятиям и экспортерам, обладающим высоким технологическим уровнем производства и опытом внешнеторговой деятельности. Это не будет означать возврата к монополии внешней торговли в прежнем виде, поскольку остальные производители также вправе экспортировать свой товар, но под другими торговыми марками. В этом - ключ к решению проблем, связанных с экспортом этого валютного российского товара.
    А пока сегодня российский производитель заметно потеснен на мировом рынке традиционной русской водки и контролирует лишь 4% ею. Для того чтобы русская водка заняла подобающее ей лидирующее место в мире, необходимо бороться против несправедливых цен на закупаемый у нас алкоголь, наладить производство более оригинальной тары и упаковки, с большей ответственностью подходить к дизайну выпускаемых изделий. Что же касается качества продукта, то можно быть уверенным: российской водке по-прежнему нет равных.
    Наконец через год руководству страны стала ясна вся пагубность отмены государственной монополии, и в июне 1993 года был издан Указ президента России «О восстановлении государственной монополии на производство, хранение, оптовую и розничную продажу алкогольной продукции». Он направлен, прежде всего, на пресечение деятельности различного рода мошенников и ловкачей, наживающихся на перепродаже и подделке водок, а также на защиту интересов российских производителей водки. Указ вновь восстановил во всем ее объеме пятую монополию на производство, торговлю и употребление водки.
    Таким образом, эксперименты последнего десятилетия однозначно принесли огромный вред и крайне незначительную пользу русской водке. Поэтому установление водочной монополии является единственно верной и правильной мерой, которая, без сомнения, будет способствовать укреплению российской государственности, развитию питейной культуры, упрочению международного авторитета Русской водки.
    Однако следует учитывать то, что официально провозглашенная политика возврата к государственной алкогольной монополии трудно совместима с действующим в России антимонопольным законодательством. Следовательно, новая алкогольная монополия не будет слепо копировать предыдущую.
    В сентябре 1996 года российское правительствовпервые ввело ограничительные импортные квоты на питьевой спирт и водку. Теперь в Россию запрещен ввоз российских марок водок иностранного производства.
    Думается, что это в высшей степени разумное, хотя и запоздалое решение поможет решить многие пробле мы отечественной спиртовой промышленности, защитит российского потребителя от дешевой некачественной продукции.

    ЧРЕЗМЕРНОЕ УПОТРЕБЛЕНИЕ АЛКОГОЛЯ ВРЕДИТ ВАШЕМУ ЗДОРОВЬЮ